Вива (vivva) wrote in alte_zavalinka,
Вива
vivva
alte_zavalinka

Categories:
Это рисунок на стене дома по улице Октябрьской революции в Смоленске (я туда недавно ездила - чудная поездка вышла!)



Конечно воевода Михаил Борисович Шеин непосредственным участником событий 1612 года не был (по уважительной причине - сидел в плену), но без него стория могла повернутся иначе.


Вообще в истории осады Смоленска 1609-1611 годов потрясает именно упорство и сила воли Шеина (помимо мужества защитников и жителей, разумеется). Представляете, город в осаде большой армией. Враги штурмуют стены города, дружина Шеина отражает натиск за натиском, а в Москву скачет гонец с просьбой о помощи. Пока события развиваются логично. В Москве собирают армию с братом тогдашнего царя Шуйского во главе. Шеин ждет помощи и держит город. Но в июне 1610 года не дойдя до Вязьмы армия Дмитрия Шуйского терпит сокрушительное поражение. Сигизмунд III с большим удовольствием доводит эту информацию до воеводы и предлагает сдать город. Но Шеин город не сдает. Смоленск голодает, но продолжает сопротивляться. В это время в стране появляется Лжедимитрий II, к нему присоединяется область за областью, а в Москве переворот - бояре свергают Василия Шуйского и ... на освободившееся место приглашают сына того самого польского короля Сигизмунда III - Владислава. Теперь уже из Москвы Шеину присылают грамоту: сдавай город, мы теперь под поляками: польский королевич - наш царь, в Кремле - польский гарнизон. Но Шеин не подчиняется, не подчиняется прямому приказу, отданного от имени вроде как законного царя. Город не сдается. Можно предположить, что Шеин мог поддерживать Лжедмитрия, но в сентябре 1610 он погибает. А Шеин город держит. В марте 1611 года в Москву вступает Первое ополчение, но польский гарнизон остается в Кремле. Поляки вообще гуляют по всей стране. А с юга идут крымские татары, с запада - шведы. Надежды на поддержку никакой. Но Шеин город не сдает.

И только в июне 1611 года, когда от гарнизона осталось только 300 человек, а оставшиеся жители города до крайности истощены, полякам удалось ворваться в город. Воевода с горсткой воинов держится на одной из башен. Это уже отчаяние. Но он все равно сражается!

Шеина уговорили сдаться только под гарантии безопасности своей семьи. До 4 ноября 1612 года оставалось еще полтора года...

Вот так примерно выглядела та башня:



И путь наверх:







Понятно, что обороняться там можно было долго. Но не бесконечно. Хотя и нападающих полегло бы немало.

Я потом спрашивала у экскурсовода, а на чем держалось это упорство Шеина, что позволяло ему идти даже прости власти, против превосходящей силы, ведь понятно было, что без внешней помощи город все равно падет. Он сказал, что скорее всего воевода поддерживал связь с руководителями ополчения, потому что и Шуйского и Семибоярщину он откровенно презирал, ну и в свою очередь старался сделать все, чтобы армия польского короля не подошла к Москве.

По сути осада Смоленска равна блокаде Ленинграда в Великую Отечественную.


Tags: Заметки по истории, Путешествия и приключения
Subscribe

  • Кто там сел на дуб-дуб и глазами луп-луп

    Главным приключением года для меня было не измерение крепостных стен портновским сантиметром (а он у меня всегда с собой на этот случай), а еще…

  • Три крепости. Часть 3 и 1/2.

    Крепости строились практически до начала XX века. А потом появилась авиация, против которой толстые стены были бессильны. Защититься от падающих с…

  • Три крепости. Часть 3.

    Псков. Псковская крепость – самая большая крепость в Европе. Может быть. Но в России – точно. Ее периметр без малого 10 км! Крепостная стена…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments