August 28th, 2015

офицер

А вот я теперь - настоящий писатель

Сижу на даче в кабинете, тяну мадеру из гранёного стакана и пишу очередной кусок "Солдата". А в окна загядывают деревья, а в стекло жужжат мухи. Чем я не Чуковский? Тоже ведь мучаюсь творчеством!

офицер

Где-то тут был я...



И ведь что интересно! Во всей этой экспедиции вот этому вот парню никто и не отдался! А как хотелось ему! Только что из войск, которые сегодня называются спецназом ВВ. Любить хочется - весь мир! А уж в половом смысле... ну, на шевеление бровей медведь вскидывается!
Но... в этой экспедиции увидел девчонку, которая казалась воплощённым идеалом, о котором грезилось некогда в подростковом дневнике. Её, правда, не очень впечатлял парнишка, журналист-международник из Москвы. То есть - все девушки из Брянска напряглись на эту тему. Кроме неё.
А он - он, безусловно, хотел, чтобы ему отдались все, кто возможно. Он же только что из армии, где не было ничего и не могло быть ничего. И он не умел запросто завоёвывать женщин. Он относился серьёзно к возможным отношениям. Возраст, что уж! И, главная беда, девушки были в том же возрасте, что всерьёз относились к возможным отношениям.
И только одна никак не относилась к возможным отношениям. Она просто считала, что возможные отношения её точно не касаются - потому как не была озабочена ими как темой. Спортсменка, каратистка, студентка - ребята, мне ещё не пора замуж! Но при этом была предметом решённого - с его точки зрения - вопроса со стороны брянского студента, боксёра, мастера спорта. И с другом - борцом категории... как там называется больше 100 килограмм?
И как-то раз не впечатлявший студентку и спортсменку парень станцевал с нею - с девушкой из своего юношеского дневника. И это не было неприятно им обоим.
Но позднее вечером боксёр вызвал парня на разговор. Он был уверен в себе: он - боксёр, а парень - очкарик, да к тому же... ну, изящных пропорций.
Он сказал что-то вроде: оставь её, а то побью.
Парень ответил: я её и не брал, но после твоих слов не отдам, а полезешь - убью...
Примечательно, что он знал, что отвечает за свои слова и собственной жизнью.
Таким уж он вышел из войск. Хотя там он считался вспомогательной службою - связист-очкарик.
Забавная вышла мораль из той истории.
Боксёр тогда не решился драться с парнем. Хотя тот очкарик и... изящных пропорций. Сказал: ладно, мы с тобой поговорим позже. Но не поговорил. Ибо не готов был поставить на кон - жизнь. Может, по крупному поводу... Но тут...
Через полтора года девушка, не интересовавшаяся парнем, вышла за него замуж. И живёт с ним вот уже 35 лет.
А боксёр уехал на Сахалин. И стал там достаточным предпринимателем. Знающие Сахалин 90-х знают, что это означало. В середине "нулевых" он умер. Знающие Сахалин "нулевых" знают, что это означало.
Он звонил ей регулярно. Когда напивался. На протяжении всех почти двадцати лет после той экспедиции.
Иногда он попадал на парня. Ничем ни разу не попытался обидеть его, ни задеть. Ни даже высказать горечь или какое-то ещё чувство, логично вытекающее из того, на чём всё прервалось в экспедиции.
Он был рыцарем. На самом деле.